Несыгранные роли

nrol

Актриса

Клара Лучко: «Несыгранные роли — это боль, которая ранит душу»

Поздравить с 95-летним юбилеем известного кинорежиссёра Яна Борисовича Фрида приехали в Кельн многие российские знаменитости. С народной артисткой Советского Союза Кларой Лучко беседует Александр Островский.

— Клара Степановна, ваша юность пришлась на военное время, тогда вы, наверное, и не мечтали стать актрисой?

— Я всегда хотела стать актрисой. Мне говорили: а если не получится, что же тогда? Задумавшись лишь на мгновение, я решительно отвечала, что всё равно стану актрисой. Моя мечта сбылась: поступила во ВГИК, училась на курсе у замечательных педагогов Сергея Герасимова и Тамары Макаровой, которую обожала ещё с детства. Мне казалось, что мы чем-то похожи. Окончив институт с отличием, получила рекомендацию играть лирические, классические роли. Мои учителя видели во мне тургеневскую героиню.

— Тем неожиданнее, видимо, для вас оказалось приглашение Ивана Пырьева в фильм «Кубанские казаки», который принёс вам всенародную славу и популярность?

— В то время я работала в Театре киноактера и вместе с другими артистами попала на читку сценария Пырьевым. Проводил ее он столь мастерски, что мы все просто умирали от хохота. Ах, если бы мы могли так виртуозно сыграть, как он показывал! Я уже успела сняться в «Молодой гвардии», и Иван Александрович запомнил меня по этому фильму. На роли главных героев ему нужна была красивая и романтичная пара. Моим партнером стал артист Владлен Давыдов.

— А как теперь вы относитесь к этой картине? Ведь во времена Хрущева фильм стали обвинять чуть ли не во всех грехах. Называли его красивой сказкой, мало похожей на реальную жизнь.

— Это такая глупость! Хрущеву нужно было показать, что в сталинские времена советское искусство необъективно отражало действительность. В качестве примера избрали хорошо известный фильм «Кубанские казаки». Писали, что в этой картине всё фальшиво, даже яблоки, арбузы, перцы — и те не настоящие, а муляжи. Мы были потрясены. Съемки картины проходили на Кубани в совхозе — миллионере, где овощей и фруктов просто завались. Конечно, так было далеко не везде. Но это же музыкальный фильм, говоря современным языком, мюзикл, где звучат великолепные мелодии Дунаевского. В картине нет производственной темы и социальных проблем, она прежде всего о любви. С этой точки зрения к фильму не может быть претензий. Он великолепно снят, мастерски смонтирован, во всем чувствуется рука выдающегося режиссёра. Плёнку уже реставрировали, появилось цветное, сочное изображение, и «Кубанские казаки» получили вторую жизнь.

— В фильме Яна Фрида «Двенадцатая ночь» вы играли сразу две роли: Виолу и её брата Себастьяна. Вероятно, нелегко в одной картине одновременно быть и мужчиной и женщиной?

— Вы, вероятно, перепутали меня со знаменитой Вивьен Ли (смеется). Она в американской версии этого фильма сыграла две роли, а я сразу три! Ведь был ещё и юноша Цезарио, за которого выдаёт себя Виола. Спасибо Яну Борисовичу, что он решился на столь смелый эксперимент! Вначале было действительно страшно, я сомневалась, смогу ли сыграть мужскую роль. Потом начались фотопробы, и лучшие снимки получились там, где я в гриме Себастьяна. Ему всего шестнадцать, он чист, красив и полон любви. Правда, поначалу Фрид хотел, чтобы Себастьяна озвучивал мужчина, но когда провели пробу моего голоса, то от дублера решили отказаться. Я долго вживалась в мужскую роль, всё было важно: походка, жесты и особенно глаза, отражающие одновременно мечтательность и твёрдость. Случались и курьезы. Мы должны были с Аллой Ларионовой (Оливией) поцеловаться. Я настойчиво просила Яна Борисовича показать мне, как сыграть, чтобы поцелуй выглядел по-мужски. Он все отнекивался, затем стал что-то объяснять. Съемочная группа замерла в ожидании, а потом все разразились хохотом — поцелуя в исполнении режиссера так и не последовало. Но всё равно этот эпизод был сыгран удачно.

— С этим фильмом вы ездили в Эдинбург на шекспировский фестиваль. Какую оценку у жюри получила «Двенадцатая ночь»?

— Там не давали премий, но оценки, конечно, были. Нужна была большая смелость, чтобы привезти Шекспира на его родину, тем более что фильм ещё не был показан в Москве. Картина прошла с большим успехом, были прекрасные рецензии шекспироведов, и её купили многие страны. Я сразу вошла в сборник Who is Who. Каждый день в английской прессе появлялись мои фотографии, а журналисты называли меня «красной пропагандой» из-за того, что на приёмах я появлялась в красивом красном платье. Недавно биографический институт при Кембриджском университете присвоил мне почетный титул «Женщина тысячелетия». Выбор претенденток на это звание, внесших наиболее значительный вклад в развитие искусства, проводился путём тайного голосования. Думаю, что решающую роль в этом награждении сыграла «Двенадцатая ночь». Благодаря этому фильму меня узнали миллионы как наших, так и зарубежных зрителей. С этой картиной я побывала во многих странах, и везде нас ждал восторженный приём.

— Когда по телевидению показывали фильмы «Цыган» и «Возращение Будулая», улицы городов пустели. Почему производство этих картин всё время находилось под вопросом?

— Сначала был снят художественный фильм, а потом решили сделать ещё 4-серийную телевизионную ленту. Денег для этой картины не было, и тогда я обратилась за помощью к тогдашнему руководителю телевидения. Он принял меня и спросил: «Как ты считаешь, это будет хороший фильм?» Я без раздумья ответила: «Очень хороший!» Вскоре средства на сериал были выделены.

— Однако нелегко было найти актера на роль Будулая.

— О, это целая эпопея! Кого только не пробовали на эту роль: и армян, и грузин, и цыган. Хотели пригласить Джигарханяна, но он в это время был занят в другом фильме. Однажды в студию привели маленького человечка с тоненькими ножками и закрученными, как проволочка, волосами. Я пришла в ужас, как же с ним сыграть любовь? И вдруг я вспомнила о Волонтире, с которым когда-то снималась в Молдавии. Он приехал на пробы, шляпа чуть сдвинута набок, рубаха расстегнута на груди, и все сразу поняли — вот он, Будулай.

— Были слухи о том, что вы пристроили сниматься в картине своего любовника.

— Ну что вы, у него такая строгая жена! (Смеётся). А разговоры действительно были, уж очень искренне выглядела наша любовь на экране.

— В фильме показана не только любовь, но и соперничество. Из-за Будулая вы с актрисой Ниной Руслановой устраиваете в фильме настоящее побоище.

— В сценарии было написано, что мы просто ругаемся. Нам показалось это слишком скучным. Ранее шла сцена, где я несу постиранное в реке белье и вижу, как моя соперница заигрывает с Будулаем. Тогда мы и решили драться мокрыми простынями, да так вошли в азарт, что даже забыли текст. Никогда не думала, что драка может настолько захватить. Так появился в фильме этот эпизод.

— Когда Михаилу Волонтиру понадобились деньги на лечение, именно вы их собрали. Как вам это удалось?

— Откуда вы знаете? Я эту историю особенно не афишировала. Когда Михась заболел и у него обнаружился диабет, то потребовалась операция. Её могли сделать в Питере, но нужны были деньги. Однажды меня пригласили участвовать в телевизионной программе «Моя семья». На этой передаче я напрямую обратилась к зрителям с просьбой о помощи, и вот прямо в студии один бизнесмен вручил мне 1000 долларов. Мы открыли счет, на который стали поступать пожертвования. Мой телефон буквально раскалился, десятки людей звонили и предлагали помощь. Необходимая сумма была собрана, и ее передали дочери Волонтира. Сейчас Михаил здоров и будет сниматься в фильме о Румынии. Пригласил он в эту картину и меня, так что впереди у нас еще одна совместная работа.

— Вам приходилось играть в фильмах вместе с животными. Какие из этих картин вам особенно запомнились?

— В фильме «Возвращение Будулая» я снималась с конем по кличке Гром. Чтобы быстрее приучить его к себе, намочила руку сладкой водой и стала гладить коня. Он нежно слизывал языком влагу с ладони и вдруг укусил меня за палец. У меня потемнело в глазах, но актриса я дисциплинированная и сцену доиграла до конца, хотя отметина от его зубов осталась до сих пор. На следующий день снимался эпизод, где я как бы советуюсь с Громом, выходить ли мне замуж за посватавшегося ко мне деда. Вдруг конь начинает лизать мне шею, я вся обмерла — вдруг опять укусит. Но все обошлось, а сцена получилась очень трогательная.

— Вы написали книгу воспоминаний «Виновата ли я?». А также сценарий фильма с одноименным названием. Как родился этот замысел?

— Это необычная история. Как-то в поезде я оказалась вместе с женщиной, которая стала живо описывать свою жизнь. Артисты очень чувствительны к фальши, и я сразу поняла, что здесь что-то не так. И тогда моя соседка рассказала всю правду. Оказалось, что она алкоголичка, которая недавно вышла замуж и теперь едет лечиться. Если врачи не помогут, то брак распадётся. Эта исповедь так взволновала меня, что я поделилась ею со сценаристкой Зинаидой Чирковой, с которой оказалась вместе в одной киноэкспедиции. После съемочного дня мы запирались в номере, я рассказывала, разыгрывала сцены. Так появился совместный сценарий и фильм, в котором я сыграла главную роль.

— Остались ли у вас неосуществленные мечты, несыгранные роли, которые ещё хотелось бы сыграть?

— Нет, вероятно, такой актрисы, у которой сбылось всё, о чём мечтала. Несыгранные роли — это боль, которая глубоко ранит душу. Я понимаю, что многие возможности упущены, и порой возникает горькое ощущение, как будто я кого-то обманула и не все успела сделать в жизни.

© Russkaja Germanija № 29, 2003. Дата публикации: 21.07.2003

Предыдущая запись Самая эротическая сцена советского кино
Следующая запись Аудокнига

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы отправить комментарий, разрешите сбор ваших персональных данных .
Политика конфиденциальности

Яндекс.Метрика