Поминальная молитва

klaaaaa

 

Клара Лучко: прощание с легендой

День был суббота, все беззаботно отдыхали. В то солнечное утро ушел от нас человек высоких достоинств. В ней всё было Очень — очень талантливая актриса, очень красивая женщина и очень, очень хороший, добрый человек. Она прошла долгую жизнь. Впрочем, не будем о возрасте, он её каким-то волшебным образом не коснулся. В ней до самых крайних дней легко было увидеть дивчиночку с Полтавы — смешливую, изящную, светлую. Она никому не была обременительной, всем только в радость. Ласково поздоровается — и уже теплее жить.

Что скрывать: мы гордились тем, что именно у нас такая прекрасная женщина. Даже в капризном Голливуде её поименовали «женщиной года».

Не помню с чьих слов пошло — «лучкозарная улыбка». Фамилия у нее была Лучко. Та самая обожаемая всей страной Клара Лучко.

Получилось так, что я знал её не только с помощью кинематографа. Она вышла замуж за моего доброго товарища, прекрасного журналиста Диму Мамлеева. Как же это давно было.

На жениха и невесту смотреть было трогательно. Они ходили, взявшись, как им казалось, незаметно за руки, и смущались. Клара так и вовсе, потупив гарны очи, пунцовилась. Ну просто персонажи из далекой повести про любовь и дикую собаку Динго. Дима не шёл ни в какое сравнение с красотой Клары. А кто бы «шёл»?! Но какая ладная сложилась пара — оба душой не кривили, прямодушные, честные. С ними можно было не соглашаться, но не уважать их жизненные устои было невозможно. А устои у них были прочные, на том стояли. Эти не виляли ни при каком государственном неустройстве. Они всегда были с народом, вернее, они и были народом, вместе с нами через всё и прошли.

Думаю, что неукоснительная правильность Клары объяснялась тем, что её правильно воспитала жизнь, с самого начала. Фраза писателя «мы все родом из детства» — очень верная. Клара писала в своей замечательной книжке «Виновата ли я»:

«...За окном сказка: деревья в снегу, ярко светит солнце, и все вокруг сверкает, как драгоценные камни. С горки катится мальчик. «Мама, что он делает?» — «Катается на лыжах». Так в мою жизнь вошло новое слово — лыжи».

«...К нам в дом провели радио. Мама берёт наушники и кладёт их в пустую кастрюлю, чтобы мы все могли слушать радио. Всей семьёй».

«...Ночью постучали в дверь. Трое военных сказали отцу: «Одевайтесь!» И когда стали уводить, мама почему-то спросила: «А на чью фамилию выписан ордер на арест?» Оказалось, что военные ошиблись квартирой. Ушли. Папа, мама и бабушка Киля сидели на кровати и плакали».

Вот такое ребенку пережить! Но пришли и сладкие муки. Один мальчик кровью из собственного пальца написал на стекле окна в классе: «Клара». А другой вот до неё не снизошёл. Она, бедняжка лет двенадцати, заплатила 20 копеек и, обмирая от ужаса, залезла в Корпусном саду на парашютную вышку и прыгнула вниз. Лишь бы Слава обратил на нее внимание. Но он не обратил, он даже отвернулся. Прошло много лет. На съёмках фильма «Карнавал» к ней подошла женщина: «Для вас отобрали моего внука. Я жена Славы из Полтавы». И внук Славы сыграл с ней в фильме роль её сына. Пересекаются судьбы-то.

А когда поступила во ВГИК, начались «сны наяву». Представляете, идёшь по коридору киностудии, а навстречу тебе живой Кадочников из «Подвига разведчика». Она многого не знала. Вокруг во ВГИКе только и было слышно: «Эйзенштейн отметил...», «Пудовкин сказал...». А у них в Полтаве о таких и слыхом не слыхивали.

В дни приема во ВГИК забавную девчонку остановил в коридоре замечательный режиссёр и прелестный человек Борис Владимирович Бибиков. Она, естественно, не знала, кто он такой. «У тебя есть близкая подруга?» — «Женя». — «Женя тонет, что ты будешь делать?» Клара безудержно разрыдалась и даже стала вопить. Борис Владимирович говорит: «Ну всё, спасибо». И ушёл.

Девчонки — соперницы сказали: «Дура, разоралась, теперь тебя не примут». Но её-то как раз и приняли. Борис Владимирович неплохо в абитуриентках разбирался: в естественности, в искренности. Не знаю, какие у Клары были тогда актерские задатки, но уж искренности и естественности ей всегда было не занимать.

Безусловно, ей всю жизнь везло. Её любили и режиссеры, и, что совсем большой «эксклюзив», подруги по искусству. А уж как ей повезло с педагогом — оказалась на курсе у Сергея Апполинарьевича Герасимова. Конечно, Герасимов был из корифеев режиссуры. Но он был ещё и удивительный человек, прекрасный преподаватель. Куда только своих «птенцов первого помета» не возил, чего только удивительное не показывал — читал им стихи, пел им под свою гитару неведомые песни. Они понимали, что он их любит. Его супруга и друг по творчеству Тамара Фёдоровна Макарова таскала их к себе домой, чтобы как-то подкормить тощих воспитанников, чем-то прихорошить их убогие одежонки. Тамара Федоровна стала для Клары женщиной всей ее жизни, кумиром.

Много лет спустя уже пожилой Тамаре Макаровой вручали «Нику» в номинации «Честь и достоинство». На сцену пригласили учеников Герасимова и Макаровой. Человек сто поднялись и вышли на сцену.

Ни о ком Клара так благодарно не говорила, как об этой необычайной паре: она им многим обязана была и как актриса, и как человек. А чувство благодарности в Кларе Лучко было одним из главных, оно многое о ней говорило, как о человеке.

Лучко, например, всегда была благодарна фильму «Кубанские казаки». Я не отношусь к тем людям, которые не без раздражения называют этот фильм «лакировкой». Какая глупость! Да, фильм не боролся, уж извините, с недостатками. Но ведь оперетта «Сильва» тоже вовсе не разоблачала капиталистический строй. «Кубанские казаки» — из первых послевоенных музыкальных комедий. Да, мы жили впроголодь, и кого-то раздражало в кинофильме обилие еды на колхозной ярмарке. Но сколько радости в те тяжкие годы принесли нам очаровательные герои фильма, их дивные песни, которые поют и поныне. Разве сказка — это обман? Не в обиду кому-то, обворожительная, обаятельно своя, Клара Лучко была бриллиантом фильма. Молодая актриса получила за эту роль Сталинскую премию, а заодно первый и последний в жизни орден.

Как же это для актрисы важно — успех сразу, восторг зрителей, признание коллег. Тут существенно и то, что чистосердечную полтавчанку это не надломило. Мы-то с вами знаем уж такие прискорбные тому примеры. Клара Степановна всю жизнь была при её неслыханной славе скромным человеком. Этой мудрой женщине была не чужда ирония в собственный адрес. Что украшает.

А ещё вспоминается: молодую актрису пригласили на фестиваль в Канны. А ехать-то «полтавочке» не в чем. Довольно субтильная Людмила Целиковская впихнула крепенькую Клару в своё платье. Успех во Франции был необычайный, газеты писали: «Прелестная актриса из Москвы со свежестью пастушки». Журналисты сомневались — свой ли румянец, не макияж ли? Один взял платочек и, проверяя, потёр им её щеку — не макияж. Писали, что молодая русская звезда превзошла по популярности даже Мишель Морган. На какой-то парижской улице охотники за автографами так навалились, что Клара спиной уперлась в витрину ресторана, и та разлетелась на сотни осколков. Но хозяин ресторана кинулся успокаивать и даже поцеловал ручку: «Что вы, что вы, спасибо вам, вы сделали мне такую рекламу».

Я бы сказал, Клара Лучко сделала в Париже рекламу всей нашей стране. Пабло Пикассо подарил ей прекрасное блюдо, Фернан Леже — дивный женский портрет. Последний дар был не случаен — знаменитый художник Фернан Леже, оказывается, видел фильм «Кубанские казаки» и пришёл в восторг от нашей Клары Лучко.

Клара Степановна побывала едва ли не в сорока странах мира, но самым памятным остался тот Париж её молодости. Дома её ждали тысячи писем с адресом — «Москва. Кларе Лучко». Иностранных гостей потом Клара принимала, конечно, с меньшей помпой, но весьма необычно: везла к бабушке Киле в Полтаву и ко всеобщему восторгу угощала их украинским борщом. Не устрицы, конечно, но тоже вкусно, я бы даже сказал, вкуснее.

На Эдинбургском фестивале фильм «Двенадцатая ночь» и сама Клара имели огромный успех, хотя в роли Виолы ещё до того снималась изумительная Вивьен Ли. Успех был весьма многообразным. Один влюблённый студент написал Кларе письмо, в котором сообщал, что готов ехать за ней в Москву. Но надо купить ему билет на дорогу и, естественно, в Москве влюблённого содержать. Предложение, конечно, завлекательное, но как-то не сложилось.

В общем, с людьми отношения были хороши. С животными было сложнее, то есть тоже не просто. Хохотушка Клара обожала об этом рассказывать.

Помнится, Клара Степановна для съемок пригласила свою собаку Бони. И в каком-то эпизоде Бони посмотрел на неё с такой нежностью, с такой любовью, что дубли делать не решились. С такой проникновенностью сыграть чувства может больше и не получиться. Даже у собаки.

А вот с коровой стряслась история прямо-таки в традициях привычных актёрских дрязг. В фильме «Цыган» артистке Лучко надо было доить корову, что она с детства хорошо умела. Но у приглашённой коровы, видать, были собственные творческие планы. Она всё время подставляла перед камерой своё, так сказать, лицо. Кларе надо выходить на крупный план, а корова её отпихивает, сама вперёд лезет. Пришлось сделать несколько дублей, пока корова не прекратила свои посягательства на заглавную роль.

Не станем отрицать, Клара Степановна сыграла достаточное количество эффектных, я бы сказал, костюмных ролей. Но с возрастом всё больше и больше стала уходить в глубины своей души. Конечно же, «Цыган» и «Возвращение Будулая» — эти фильмы приковали к телевизорам миллионы людей. Я, признаться, не люблю жанр мелодрамы, он доступен только исполнителям высокого класса. Конечно, наивно совмещать Клару Лучко и её героиню Клавдию Пухлякову — судьбы чрезвычайно разные. Но всю свою человечность, всю свою сердечность Клара передала Клаве. Я, как самый наивный зритель, смотрел на Клаву и видел, не дай Бог, Клару в этой трагичной судьбе. Знаете, очень переживал, просто до слёз. И я такой был не один, нас были миллионы.

Конечно, расхожая фраза: «Артистка отдаёт всю себя!» Но ведь соавтором сценария фильма «Виновата ли я?» была Клара Степановна Лучко, сама и главную роль сыграла. В купе поезда она ехала с молодой миловидной женщиной. А Клара, сужу по себе, очень располагала к доверию. Женщина рассказала ей о своей скорбной судьбе. И Клара засела за сценарий вместе с Зинаидой Чирковой. Помнится, увидел Клару в библиотеке Киноцентра: «Ты чего тут делаешь?» Клара смутилась: «Ничего. Сценарий пишу». И ведь отличный получился и сценарий, и фильм. Сердце и душу вкладывать Клара Степановна Лучко умела, да и не могла иначе. Это у неё потомственное, от родителей.

Знаете, о чём позволю себе ещё раз сказать. У нас с давних пор прижилось пустое выражение — из простой семьи. На кладбище в Полтаве под старой рябиной упокоились Лучко Степан Григорьевич и Сирота Анна Ивановна. Мама была из беднейшей семьи, на семерых детей одна пара обуви, ходили босиком. У мамы был светлый ум, учитель целый год вносил за неё свои деньги, только бы не бросала школу. Ласковый, добрый папа своими руками поставил на улице Григория Сковороды белую мазанку, чтобы семье жить. В годы войны он освобождал с войсками родную Полтаву и эту мазанку, куда Клара приезжала на студенческие каникулы, куда привозила потом зарубежных гостей, весьма знаменитых. Хорошая была эта «простая» семья.

Она никогда не говорила о нищете детства, всегда вспоминала только про счастье. Понимаете, я давно и точно знаю: плохой человек от невзгод становится ещё хуже, а хороший человек — ещё лучше, такое у него убеждение к добру.

В маленьком храме священник ей сказал:

«Живи, дочка, по заповедям, и самое главное, чтобы тебе, когда проснешься утром, не было стыдно за то, что ты сделала накануне».

В нехорошее время живём. У Клары Степановны незадолго до ее кончины спросили: «Почему у нас сейчас снимают такие жестокие фильмы?» — «Россия в беде», — сказала Лучко.

Прощай и прости нас, Клара!

Эдуард ГРАФОВ

 

Предыдущая запись Красные листья
Следующая запись Клара Лучко: интервью под лай собаки

Ваш комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Чтобы отправить комментарий, разрешите сбор ваших персональных данных .
Политика конфиденциальности

Яндекс.Метрика